Воскресенье, 17 Апрель 2016 15:10

Йеменский кризис: что можно ожидать от предстоящих консультаций в Кувейте?

Автор
Оцените материал
(3 голосов)

Длящаяся уже больше года военная операция саудовской коалиции в Йемене вызывает все большую обеспокоенность в мире. Прогрессирующая деструкция Йемена, беспрепятственное наступление террористических структур АКАП и ИГИЛ (запрещенных в России) на Юге и образование самой масштабной на планете гуманитарной катастрофы - вот наиболее очевидные ее итоги. Большинство заявленных мотивов начала военного вмешательства в марте 2015 г. не выдержало проверки временем. Военная кампания не помогла переходному президенту Абдураббо Мансуру Хади и правительству Халида Бахаха вернуть положение в стране под контроль законной власти. Столица КСА, Эр-Рияд, остается местом резиденции йеменского президента даже после официального объявления об "освобождении" 80-90% территории страны от "мятежников", а проявлявший время от времени самостоятельность Бахах и вовсе лишился своего поста премьер-министра и вице-президента. Тень Ирана и шиитско-суннитских противоречий в качестве доминантного драйвера неприятных для Эр-Рияда перемен в Йемене в 2014 г. растворились без следа за прошедший год, не получив никаких фактических доказательств. Место заместителя Главнокомандующего и вице-президента в 2016 г. занял семидесятилетний генерал Али Мохсин аль-Ахмар, лидер военного крыла партии Ислах. Ему же саудовским командованием было поручено в феврале 2016 г. формирование новой "национальной армии" Йемена. Это знаковое назначение сняло последние покровы тайны с приоритетной стратегической цели Военного Командования Саудовской Коалиции (ВКСК) в Йемене, которая состоит в  приведении к власти режима, полностью лояльного претенденту на региональное господство. Кампания в Йемене была с самого начала подчинена задаче включения Йемена в саудовское геополитическое пространство. Никакой связи с проблемой урегулирования йеменского кризиса это вмешательство не имело.

С другой стороны, Йемен остался "крепким орешком" для КСА. Костяк сопротивления в лице салехо-хуситского альянса (СХА) на Севере и отдельные фракции Хирака на Юге остались приверженными собственным национальным и культурным ценностям, последовательно направляя свою борьбу на мобилизацию племен и населения городов на защиту своей самобытной идентичности от атаки прозелитского течения, принятого на вооружение радикальным крылом йеменских Братьев Мусульман в составе партии Ислах. Конфликт начал перерастать в межэтническое русло с совершенно новыми горизонтами для всех участвующих сторон.

Основные крупные города Севера спустя год остались полностью или частично под контролем СХА. В их число входят  например Сана, Таиз и Ходейда. География главных линий фронта, располагавшихся на Севере Йемена (бывшей ЙАР) с первых дней интервенции не претерпела за прошедший период кардинальных перемещений, несмотря на несопоставимые силы и материальные затраты сторон. Они по-прежнему концентрируются в восточной, приграничной с КСА, провинции Мариб и в районе пролива Баб-эль Мандеб со стороны Красного моря в провинции Таизз. Добавились новые участки фронта в Хадже и Джоуфе, предназначенные для подготовки плацдарма операции по захвату Саны, которой заранее было дано название "Золотая стрела", но она так и не началась. Повсюду положение в местах прямого соприкосновения осталось переменчивым с чувствительными потерями для обеих сторон. Десятки тысяч бомбовых и ракетных ударов, произведенных силами коалиции по Йемену и превративших в руины всю его инфраструктуру, военные и промышленные объекты, склады и даже целые городские кварталы, не сломили моральный и боевых дух сопротивления силам коалиции.

Ситуация в давно "очищенном от СХА" Адене, наводненном тысячными контингентами иностранных войск, далека от нормальной. Она характеризуется вооруженной борьбой за влияние между силами коалиции (именуемыми "стороной президента Хади"), АКАП, ИГИЛ (запрещенных в России) и Хираком. С июля 2015 г. на охваченном сепаратистскими настроениями Юге почти не осталось военных лагерей, лояльных Салеху, но их уход сопровождался лишь нарастанием вакуума власти, который использовали террористические структуры для установления собственного господства. За время интервенции АКАП расширила контролируемые территории до почти всего протяжения береговой полосы от Махры до Адена (более 700 км), в которой расположены ключевые портовые и торговые города Юга. Невозможно представить, чтобы это могло произойти без сознательного попустительства ВКСК. По-видимому, АКАП было отдано предпочтение перед силами Хирака (Мирного Движения Юга), политической силы, завоевавшей доверие основной массы южан до интервенции и претендовавшей на роль политического лидера Юга. Стало очевидным, что привод к власти радикальных исламистов на Юге призван расчистить почву для структур, родственных Ислаху, доказавших свою готовность и способность договариваться с террористами. Именно такой сценарий был реализован в Хадрамауте - самой обширной и богатой углеводородами провинции Йемена, имеющей общую границу с КСА протяженностью свыше полутысячи километров. Созданный там орган местного управления - Гражданский Совет включил активистов Ислаха, членов салафитского джамаата и племена, разделив власть с "Ансар аль-Шариа", подразделением АКАП, принявшего в Хадрамауте наименование "Абна`а  Хадрамаут" ("Сынов Хадрамаута").

Трагические итоги первого года саудовской интервенции получили самые критические оценки со стороны ООН, Европарламента и даже некоторых участников саудовской коалиции. Лишь власти США и Великобритания, заработавшие на этом конфликте более тридцати миллиардов долларов за год, по-видимому, не склонны серьезно торопить прекращение этой самой опасной для безопасности Аравии войны. 

По-видимому, предстоящая в Кувейте 18 апреля 2016 г. встреча враждующих сторон под эгидой ООН  не сможет положить конец ни внешней военной интервенции в Йемен, ни тем более раскрученному за год маховику гражданской войны внутри страны. Формат "консультаций", присвоенный предстоящей встрече в Кувейте, отсутствие признаков деэскалации боевых действий на всем театре военных действий после объявленного ООН перемирия, которое должно было вступить в силу 10 апреля 2016 г., сохраняющаяся неясность повестки дня встречи - вот атмосфера приближающегося мероприятия с участием представителя Генсека ООН по Йемену Исмаила Ульд Шейха Ахмада, предпринимавшего уже две безуспешные попытки побудить стороны к мирным договоренностям в июне и декабре 2015 г.

Тем не менее, от этой встречи может быть определенная польза в плане приближения к прекращению кровавого конфликта в Йемене.

Во-первых, уже с января 2016 г. шокирующие факты о масштабах гуманитарного бедствия и военных преступлениях в Йемене начали перерастать в конкретные резолюции и решения, поставившие пособников саудовской коалиции в крайне двусмысленное положение. В частности, 25 февраля 2016 г. Европарламент проголосовал за запрет на поставки оружия КСА, ранее осудив продолжение курса КСА на раздувание сектантского конфликта в Йемене. Предстоящая в Кувейте встреча может при известных усилиях европейцев прорвать установленную ВКСК информационную блокаду и повлиять на настроения жителей стран Залива, на которых возложено бремя конфликта их правителями, а также расширить число государств, выступающих за немедленное прекращение войны во всем мире.

Во-вторых, встреча в Кувейте, по-видимому, все же разрушит присвоенную односторонними действиями (при поддержке США) Эр-Рияда в марте 2015 г. монополию на принятие решений по Йемену и приведет к возрастанию роли других стран Залива, в частности ОАЭ - одной из наиболее активных участниц наземной военной операции в Йемене, понесшей серьезные потери в этой войне. Встреча должна стать шагом на пути возвращения СБ ООН ее ключевой роли в координировании политического процесса в Йемене, которую она утратила в связи с саудовским вмешательством в марте 2015 г.

В-третьих, в Кувейте может быть достигнута договоренность по снятию блокады с Йемена, которая не меньше бомбардировок создала катастрофически бедственное положение для 21 миллиона человек из 26-ти йеменского населения. Даже в мирное время страна на 80-90% зависимая от импорта продовольствия, более года оставалась отрезанной от нормальных поставок всех грузов и испытывала колоссальные затруднения во ввозе даже экстренной гуманитарной помощи по линии ООН. Дефицит воды, продовольствия, лекарств, медикаментов поставил на грань выживания почти 8 млн. человек. Предотвращение беспрецедентной гуманитарной катастрофы в Йемене давно стало главной заботой мирового сообщества.

И, наконец, в-четвертых, можно надеяться, что Кувейт положит начало серьезному пересмотру ключевых положений последней Резолюции СБ ООН по Йемену №2216, принятой в апреле 2015 г., которая доказала свою неэффективность в установлении мира в этой стране и устарела в силу произошедших за прошедший год перемен на йеменской сцене. Дальнейшее выгораживание одних сторон и игнорирование законных прав других не может способствовать переводу конфликта в политическое русло, время для чего давно настало. 

Прочитано 5608 раз Последнее изменение Среда, 31 Август 2016 01:13