Четверг, 30 Апрель 2015 20:40

Йеменские хуситы: кто они?

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

Среди главных аргументов интервенции коалиции во главе с КСА в Йемен, начавшейся 25 марта 2015 г., находятся хуситы – относительно новая политическая сила Йемена, вызвавшая неприятие не только у КСА, но и у США – обоих ведущих спонсоров регулируемого политического процесса в Йемене, запущенного в 2011 г.

Хуситам инкриминировалась роль иранского «троянского коня», забравшегося в тыл Саудовского королевства. Война в Йемене позиционируется как «война-прокси», где КСА столкнулась с иранскими агентами - хуситами, совершившими «переворот» с целью захвата власти в Йемене. В демонизации хуситов большая роль давно отводилась ведущим мировым СМИ, контролируемым США и Великобританией.

Необычность йеменской ситуации состоит в том, что де-факто страна более трех лет находилась под мандатом ООН, который во главу угла политического процесса поставил реализацию  двухэтапного мирного плана урегулирования кризиса в Йемене – Инициативы ССАГЗ. Даже президент Абдуоаббо Мансур Хади, сменивший многолетнего диктатора Али Абдаллаха Салеха в феврале 2012 г. был не более, чем доверенным лицом, которому международное сообщество доверило реализацию мирного плана транзиции. Вторым уполномоченным лицом для этой же цели был назначенный СБ ООН специальный советник Генсека ООН  Джамаль Беномар.

Саудовская интервенция, формально вызванная обращением президента Хади от 23 марта 2015 г., по существу, дезавуировала всю многолетнюю миссию Беномара. Его отставка 16 апреля 2015 г. сопровождалась рядом шокирующих заявлений с самыми негативными оценками саудовского военного вмешательства, которое, с его точки зрения, похоронило неплохие шансы на успешное завершение транзиции и вывод Йемена из тяжелейшего кризиса.

 Для специалистов лживость тезиса о причастности хуситов (движения Ансаруллах) к агентам Тегерана очевидна.  Так, ведущие американские востоковеды категорически осудили саудовскую интервенцию в Йемен, равно как и поощрительную роль правительств США и Великобритании в ней. На страницах «Вашингтон Пост» они заявили: «Будучи специалистами, мы более чем хорошо осведомлены о внутренних размежеваниях в йеменском социуме, но мы убеждены, что йеменцам надо дать возможность  самим договариваться о политическом урегулировании». Полный текст короткого письма – см. в приложении[i].

Сами хуситы позиционируют интервенцию как очередное проявление давней враждебности правящей династии саудитов по отношению к Йемену. По их мнению, цель состоит в том, чтобы раздавить Йемен с помощью идеологии религиозной нетерпимости по отношению как к зейдитам (шиитам), так и к йеменским шафиитам (суннитам), опираясь на ваххабитское  крыло Братьев Мусульман в составе партии Ислах и террористические структуры Аль-Каиды. Спасение их от поражения со стороны йеменских патриотов они считают главным элементом общего замысла по разделу страны. 

Война также рассматривается ими как проявление страха со стороны региональной реакции  по отношению к йеменской революции, начавшейся в феврале 2011 г. и приблизившей Йемен к подлинному национальному возрождению после тяжелой полосы кризисов.

Хуситы как политическое движение прошли четыре  фазы становления:

Этап зарождения охватывал период 1997-2001 г., когда  во главе зейдитского возрожденческого движения «шабаб мумин» встал сейид Хусейн Бадруддин аль-Хуси, представитель древнего хашимитского духовного клана Саады. Разочарованный зейдитской партией «аль-Хакк», он перенес свое внимание на молодежные и благотворительные общественные проекты. В центре его забот находилась защита зейдитского культурно-исторического наследия от нападок со стороны ваххабитских учителей, объявивших зейдизм еретическим учением (такфир) и стремившихся к его полному искоренению.

Деятельность ваххабитов в Йемене направлялась радикальным крылом  Братьев Мусульман шейха Абдельмаджида аль-Зиндани, которое, наряду с племенной группировкой хашед шейха Абдаллаха аль-Ахмара, составляло костяк партии Ислах. Ислах прочно занял вторую строку в рейтинге политических партий Йемена после партии власти президента Салеха – ВНК с момента объединения двух йеменских государств в 1990 г., оттеснив ЙСП – партию Юга. Успеху Ислаха способствовало щедрое саудовское финансирование. Под эгидой Ислаха была создана широкая сеть салафитских школ - «маахид ыльмийя», основанная в 1970 г. Политическое покровительство салафитскому прозелитизму в республике  со стороны властей позволило БМ  еще в 1979 г. открыть в Сааде, вотчине йеменского зейдизма, крупный религиозный учебный центр – Дар аль-Хадис, ставший очагом сектантских трений между зейдитами и салафитами [1].

Вторая фаза хуситского движения заняла отрезок с конца 2001 по июнь 2004 и характеризовалась расширением тематики работы движения «шабаб мумин» и одновременным становлением специфических атрибутов (стигматизацией) движения. Внимание лидера было обращено к критике политики США в регионе и акцентированному анализу позиции Израиля. В практику движения было введено обязательное празднование ряда специфических религиозных и светских дат, имеющих отношение к формированию мировоззрения последователей сейида Хусейна аль-Хуси. Среди них были: зейдитский праздник «Ыд аль-Гадир» (прощальная проповедь Пророка), попадавший временами под запрет республиканских властей по соображениям безопасности; день рождения Пророка (Моуляд Набавий), общий для большинства шиитов и суннитов, но порицаемый ваххабитами; и День Палестины, позволявший привлекать слушателей к палестинской проблематике.  Поворотными событиями в идеологическом развитии хуситского движения стали теракты 11.09.2001 г. в США, которые вызвали шок в мусульманской среде, а также военная интервенция США в Ирак в 2003 г. Сейид Хусейн аль-Хуси считал, что ответственность за противодействие экстремистским идеологиям в своих странах должна лежать прежде всего на их правителях. Он порицал делегирование ее США, чью политику считал враждебной исламу и откровенно произраильской. Он одним из первых стал рассматривать аль-Каиду как один из инструментов американского военного вмешательства на Бл.Востоке с целью внесения раскола в его общества. В 2003 г. хуситы приняли на вооружение специфический клич-слоган «Смерть США! Смерть Израилю! Позор евреям! Победа исламу», который они скандировали после пятничных богослужений.

Третья фаза совпадает с трагическими саадскими войнами, продолжавшимися в период июнь 2004 – февраль 2010 гг. Помимо регулярных правительственных сил против хуситов были брошены ополчения Ислаха. Командующий правительственной коалицией, генерал Али Мохсин, известный своими симпатиями  ваххабизму и близкими контактами с саудовскими военными элитами, широко использовал джихадистскую риторику против хуситов. Этот фактор привел к быстрой трансформации хуситского движения в мощное вооруженное сопротивление с участием саадских племен, пришедших на их защиту из-за угрозы геноцида. Несмотря на широкую информационную войну против хуситов, новый лидер движения – сейид Абдельмалик аль-Хуси (сменивший убитого в сентябре 2004 г. брата) строго придерживался оборонительной версии своей борьбы и не дал никаких оснований заподозрить его в инкриминированных движению имамистских тенденций по возрождению монархии в Йемене. Точно также не было обнаружено ни одного факта причастности Ирана к вооруженному конфликту (не считая осуждения силовых действий против коренного зейдитского населения).

В 2009 г., перед началом шестого акта войны против хуситов, президент Салех полностью снял с них все обвинения, связанные с «иранским следом».  Шестой войны могло бы и не быть вовсе, если бы не позиция генерала Али Мохсина и финансирования со стороны КСА, впервые открыто вмешавшегося во внутрийеменский конфликт на стороне правительственной коалиции. Однако, саудовские военные попали в плен к хуситам, что и подстегнуло перевод конфликта в фазу урегулирования в январе 2010 г.

Саадские войны оказали катастрофическое воздействие на экономическую и гуманитарную ситуацию на севере Йемена. Они оставили без крова ок. 200 тыс. человек (треть населения провинции Саада), порядка 10 тыс. убитых и десятки тысяч озлобленных людей всех возрастов, прошедших застенки служб безопасности режима Салеха. В 2013 г. президент Хади принес официальные извинения хуситам за страдания, причиненные несправедливыми войнами, объявленные  режимом.

В этих войнах была заложена военная мощь Ансаруллах, которая опиралась на боеспособные и дисциплинированные отряды во главе с полевыми командирами (т.н. милицию), имевших в своем распоряжении кроме обычного и штатное оружие, находившееся на вооружении йеменской армии и даже разоруженных ими саудовских частей. Однако, сейид Абдельмалик аль-Хуси неустанно подчеркивал свою приверженность мирному разрешению конфликта и подчеркивал исключительно оборонительный характер своего движения. Во главу угла он ставил справедливую компенсацию от причиненного войной ущерба и гарантии равенства прав всех йеменских религиозных общин в государстве. К концу войн в распоряжении хуситов находился развитый пропагандистский аппарат, включавший печатные и интернет издания, а также спутниковый канал «Аль-масира», в которых документировались все преступления режима и разоблачались действия «такфиритов» по расколу йеменского общества.

Четвертая фаза хуситского движения началась вместе с йеменской революцией в феврале 2011 г., когда сейид Абдельмалик, первым среди оппозиции,  выразил полную поддержку лозунгам революции, поднятой городской молодежью, и заявил о намерении добиваться полного демонтажа режима Салеха с целью осуществления демократических реформ. Революция и начавшийся вскоре мирный процесс в рамках международного плана Инициативы ССАГЗ открыли перед хуситстким движением дорогу к трансформации его в политическую организацию. Однако, неожиданный переход генерала Али Мохсина вместе с внушительной частью йеменской армии на сторону Ислаха в марте 2011 г., помешал этому.  Хуситы осознали преждевременность отказа от захваченного ими оружия и предпочли остаться «движением» или как иногда их называют «джамаатом», принявшим в 2013 г. название «Ансаруллах». Перспектива прихода к власти генерала Али Мохсина создала смертельную опасность для всей зейдитсткой части населения страны, составлявшей его треть.

Так спящий конфликт между хуситами и Ислахом на широком фронте ожил и перешел в активную фазу, на сей раз, охватив гораздо более широкую географию, чем в ходе саадских войн.  Однако, судьбу этого противостояния в пользу хуситов решил Салех, вступивший с Ислахом (включая генерала Али Мохсина) в настоящую схватку за власть, в которой президенту Хади была отведена не самая важная роль.

Салех решил использовать хуситов как ударную силу по разгрому Ислаха, чем и облегчил их стремительные победы в феврале-сентябре 2014 г. Вклад Салеха в победы хуситов складывался из двух составляющих: а) установление строгого нейтралитета армии в хусито-ислахском вооруженном конфликте, в т.ч. после выхода его за границы «хуситских территорий» и; б) содействие расколу коалиции племен хашед, большая часть которых отвернулась от своего верховного вождя, шейха Садык аль-Ахмара (в составе Ислаха) и заняла дружественную позицию хуситам, помятуя о своих зейдитских корнях.

Успех Ансаруллах в Сане по смене «правительства согласия» Басиндвы и синхронное подписание там же «Договора о мире и национальном партнерстве» между всеми основными партиями и движениями (включая Ислах) под эгидой Беномара в сентябре 2014 г., означали смену лидеров в политическом процессе внутри Йемена. Ислах утратил амбиции главного претендента на власть. На повестку дня встал последний нерешенный вопрос об интеграции Мирного Движения Юга (Хирака) в проект сохранения целостности Йемена. Этому вопросу и стали уделять свое основное внимание лидеры Ансаруллах, вступив в интенсивные переговоры с Хираком для достижения компромисса в вопросе федерализации страны.

Причины резкого обострения политической ситуации в Йемене, вызвавшие синхронные добровольные отставки президента Хади и председателя правительства Бахаха 22 января 2015 г.нуждаются в особом рассмотрении. Отметим лишь, что никаких симптомов  «переворота» или срыва миссии специального советника Генсека ООН Беномара действиями хуситов не наблюдалось. После отставки Хади Иран проявил заинтересованность к развитию отношений с Йеменом в условиях прекращения его кредитования традиционными донорами. Но это вряд ли стало настоящей причиной интервенции.



[1] A Clash of Fundamentalisms Wahhabism in Yemenby Shelagh Weir published in MER204 http://www.merip.org/mer/mer204/clash-fundamentalisms


[i] The full letter reads as follows:We write as scholars concerned with Yemen and as residents/nationals of the United Kingdom and the United States. The military attack by Saudi Arabia, backed by the Gulf Cooperation Council states (but not Oman), Egypt, Jordan, Sudan, the UK and above all the US, is into its third week of bombing and blockading Yemen. This military campaign is illegal under international law: None of these states has a case for self-defense. The targets of the campaign include schools, homes, refugee camps, water systems, grain stores and food industries. This has the potential for appalling harm to ordinary Yemenis as almost no food or medicine can enter. Yemen is the poorest country of the Arab world in per capita income, yet rich in cultural plurality and democratic tradition. Rather than contributing to the destruction of the country, the US and UK should support a UN Security Council resolution demanding an immediate, unconditional ceasefire and use their diplomatic influence to strengthen the sovereignty and self-government of Yemen. As specialists we are more than aware of internal divisions within Yemeni society, but we consider that it is for the Yemenis themselves to be allowed to negotiate a political settlement.Robert Burrowes, University of Washington, Steve Caton, Harvard University, Sheila Carapico, University of Richmond, Paul Dresch, University of Oxford, Najam Haidar, Barnard College, Helen Lackner, Anne Meneley, Trent University, Brinkley Messick, Columbia University,Flagg Miller, University of California-Davis,Martha Mundy, London School of Economics,Thanos Petouris, SOAS-University of London, Lucine Taminian, The American Academic Research Institute in Iraq, Gabriele vom Bruck, SOAS-University of London, Lisa Wedeen, University of Chicago, Shelagh Weir, John Willis, University of Colorado, Stacey Philbrick Yadav, Hobart and William Smith Colleges,Sami Zubaida, Birkbeck College, London http://www.washingtonpost.com/blogs/worldviews/wp/2015/04/18/top-yemen-scholars-in-the-west-condemn-saudi-arabias-war/  
Прочитано 17453 раз Последнее изменение Четверг, 30 Апрель 2015 21:34