Недавнее решение президента Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и переводе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим представляет собой важнейшее изменение американской политики. Это изменение можно описать как переход от прежней позиции ангажированного посредника к позиции партнёра Израиля в его планах в отношении палестинцев.

Этот переход представляет собой не только нарушение международного права и резолюций ООН по Иерусалиму, но также нарушение подписанной в 1993 году в Белом доме Декларации принципов, известной как Соглашения в Осло. Согласно этим соглашениям (статья 5), судьба всего Иерусалима – и восточной, и западной его части – будет решаться в ходе переговоров двух сторон. В соглашении также содержится призыв не предпринимать односторонних процедур, которые могут оказать негативное влияние на решение вопросов с постоянным статусом, включая Иерусалим. Президент США решил в одностороннем порядке обойти это обязательство и признать Иерусалим столицей Израиля до подписания соглашения о границах и разделе города на две части. Это очень серьёзное нарушение.

Односторонний шаг Трампа противоречит согласованным международным усилиям по решению израильско-палестинского конфликта. Сам по себе он даст властям Израиля дополнительные мотивы для принятия односторонних мер по изменению ландшафта Иерусалима таким образом, чтобы в нём не осталось места палестинцам восточной части города. Они столкнутся с новыми этническими чистками и вынужденной миграцией. Будут использованы различные меры, такие как эвакуация бедуинских пригородов Иерусалима, изгнание из города палестинских общин (лагеря беженцев Куфур Акаб и Шуфат) и конфискация удостоверений личности.

Ответ на этот шаг Америки может быть двояким: первый – президент Трамп получит шанс на то, чтобы разработать «окончательную сделку» и представить её сторонам в ближайшие месяцы. Те, кто поддерживает эту позицию, говорят, что Трамп упоминал об урегулировании по принципу двух государств, подготовке соглашения и о том, что границы суверенитета Израиля над Иерусалимом будут определены в ходе переговоров. И это не считая его призыва к сохранению статуса святых мест Иерусалима.

Вторая точка зрения такова, что после 26 лет переговоров, начиная с мадридской конференции 1991 года и до сегодняшнего дня, надежд на то, что американцы предложат решение, больше нет. Данный подход предполагает иной путь: вернуться к палестинскому государству в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме. Он включает в себя ведение ненасильственной кампании палестинцев за независимость, наращивание палестинского присутствия, особенно в зоне С, Секторе Газа и Восточном Иерусалиме, соединение Сектора Газа с Западным берегом реки Иордан, борьбу за единство палестинского народа и более широкое международное признание Палестины и подачу исков в международные суды в связи с оккупацией.

Второй путь, похоже, может придать новый импульс борьбе за палестинскую государственность. Палестинцы должны встать на этот путь, а затем обратиться к международному сообществу с просьбой поддержать его как путь их национального освобождения.

Таким образом, удар может быть преобразован в возможность для палестинцев обрести право на самоопределение в собственном независимом государстве.

Статья опубликована на сайте клуба Валдай: http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/reshenie-trampa-po-ierusalimu/

Фото: Mohammed Zaatari/AP

Опубликовано в Трибуна
Суббота, 09 Декабрь 2017 18:34

«Двойной тулуп» Трампа

К числу бесконечных сюрпризов, связанных с Ближним Востоком, на днях добавился еще один — решение Дональда Трампа по Иерусалиму. Многочисленные аналитики в своих комментариях упускают из виду тот факт, что речь идет фактически о двух отдельных составных частях этого судьбоносного для Ближнего Востока решения американского президента, точнее — даже о двух решениях. Это «двойной прыжок». Первая часть — о признании всего Иерусалима столицей Израиля, вторая — о переносе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Хотя эти два пункта и связаны между собой, более того — одно вроде бы логически вытекает из другого, все же здесь, как говорится, возможны варианты.

Хотя с момента избрания Трампа президентом ситуация в Белом доме развивалась именно в таком направлении, честно говоря, мне до последнего момента не хотелось верить, что президент пойдет на столь безрассудный шаг. Нет никакого сомнения в том, что этот шаг был предпринят под сильным влиянием узкого круга некомпетентных лиц (а именно так их оценивают ведущие американские эксперты по региону, с которыми мне в последнее время довелось общаться) в ближайшем окружении Трампа, которые определяют его ближневосточную политику. Их имена хорошо известны, равно как и мотивы их советов полюбившему преподносить сюрпризы американскому президенту. Как минимум, трое из них считаются сторонниками крайне правых сил в Израиле. Как пишет один из аналитиков Брукингса в Вашингтоне Шибли Тельхами: «Его советники живут в своем собственном мыльном пузыре, что поддерживается их беспрецедентной неопытностью». А в то же время, как показывают опросы общественного мнения, 81 процент всех американцев, в том числе 71 процент республиканцев, предпочитают, чтобы Трамп опирался на специалистов по ближневосточной дипломатии, а не неопытных членов своей семьи и личных юристов.

Правда, Трамп не отказывается от провозглашенного им курса на израильско-палестинское примирение. Однако, если верить утечкам некоего секретного пока плана, разработанного зятем Трампа Джаредом Кушнером и представленного им саудовскому наследному принцу Мухаммаду бин Сальману, он вообще исключает передачу Восточного Иерусалима палестинцам в качестве столицы их будущего государства, а само это государство в нем выглядит как несколько разобщенных участков территории. Трудно себе представить, чтобы какой-либо палестинский лидер согласился принять подобный план. Есть гораздо более безболезненные и не столь позорные способы совершить самоубийство, чем этот. Впрочем, как утверждает в опубликованной в New York Times International статье бывший директор ближневосточного отдела Совета национальной безопасности США Стив Саймон, «несмотря на все заверения нескольких администраций, мир между палестинцами и Израилем никогда не был стратегическим императивом для Вашингона». 

Назову лишь некоторые из возможных последствий решения Трампа.

Решение Трампа похоронит и без того скромные результаты, которых добился Обама на пути улучшения отношений Вашингтона с исламским и арабским миром и создания Америке в этой важной части мирового сообщества имиджа страны, не руководствующейся в своей политике в регионе исключительно интересами Израиля и проводящей в отношении ближневосточного конфликта курс чуть ли не равноудаленности / равноприближенности.

Оно наносит убийственный удар по антитеррористической борьбе и увеличивает шансы террористических, экстремистских и всех радикальных религиозных и националистических организаций на мобилизацию новых сторонников. Отчаяние палестинцев, ярость мусульман будут использованы террористами и экстремистами.

Оно подрывает репутацию ООН, значение резолюций Совета Безопасности ООН, в принятии которых участвовали и США, и в более широком смысле слова к международному праву, которое этим решением грубо попирается.

 

Нанесен удар и по международному квартету посредников по ближневосточному урегулированию. Квартет и так-то дышал на ладан, а теперь его просто можно похоронить. Попытаться реанимировать можно, но бесполезно. Равным счетом можно фактически распрощаться с одним из немногих треков конструктивного взаимодействия России и США во внешнеполитической сфере. Работу надо продолжать, но только ради процесса. Результатов теперь уж точно не будет.

Оно подрывает позиции умеренных палестинских лидеров, которым и без того было непросто отстаивать свои позиции перед лицом сторонников радикальных взглядов.

Нанесен ущерб репутации союзников США в мире и в ближневосточном регионе, ослабляется партнерство США с рядом влиятельных государств исламского мира, являвшихся до сих пор ближайшими союзниками Америки. Речь идет, в первую очередь, о стране — члене НАТО — Турции. Партнерство, наверное, останется, но доверия не будет. Французская «Фигаро» от 8 декабря оценивает демарш Трампа очень жестко: «Признавая Иерусалим столицей Израиля, американский президент изолирует свою страну на мировой арене». Макрон прямо заявил, что решение Трампа противоречит резолюциям Совета Безопасности ООН, что и так всем понятно, но, похоже, не только не заботит американского президента, но как будто доставляет ему некоторое удовольствие. Непросто будет и арабским монархиям Залива, не только поддерживающим тесные отношения с США, но и сделавших первые шаги в направлении Израиля. В особенно сложном положении оказывается Иордания, и так переживающая непростые времена.

Решение Трампа усиливает позиции Ирана, к ослаблению которого так стремится американский президент. Напрашиваются параллели с 2003 годом, когда США своим вторжением в Ирак сделали Иран самой влиятельной внешней силой в этой стране.

Разрушается сама концепция ближневосточного мирного процесса, в котором такие вопросы, как беженцы, границы и — самое главное и трудное — Иерусалим, лежат в основе переговоров о так называемом окончательном статусе.

Уже начавшийся в результате решения Трампа раунд насилия вряд ли можно будет легко прекратить, ведь отступаться от своего слова американский президент не намерен. Антиамериканские чувства в исламском мире будут расти, что будет ставить жизни американских граждан под угрозу. При этом речь идет не только о ближневосточных государствах, но и о таких державах, как Индонезия, Пакистан, Бангладеш и других.

 

Трамп оказывает плохую услугу Израилю, который нуждается в мире с палестинцами для того, чтобы обеспечить безопасное и комфортное существование для граждан своей страны.

Возвращаясь к вопросу о вариантах, нельзя не упомянуть о том, что некоторые мои коллеги — наиболее авторитетные американские специалисты по региону пытаются предложить Трампу минимизировать тот безусловный ущерб, который он наносит своим решением интересам США. В частности, бывший посол в Египте и Израиле Дэниэл, а ныне профессор Принстонского университета Дэниэл Куртцер в статье в New York Daily News предложил, чтобы Трамп, не отменяя решения о признании Иерусалима столицей Израиля, объявил, что в будущем, когда будет реализован план по созданию в Палестине двух государств, он признает этот город также и столицей арабского государства Палестина. Также Трамп мог бы объявить, что после реализации этого плана разместит в Иерусалиме помимо посольства в Израиле и американское посольство в этом новом арабском государстве. Только вряд ли слишком уверенный в себе американский президент прислушается к голосам тех, кто наивно хочет «поправить» его политику.

Зачем это нужно Трампу и почему он это делает сейчас?

Существует точка зрения, что он хочет еще больше ублажить израильских правых (хотя вроде бы и так сделано достаточно много) и, в первую очередь, лично Нетаньяху, который может набрать на этом очки и избавить себя от судебного преследования. Но ведь Трамп, как принято считать, руководствуется, в первую очередь, внутриполитическими соображениями. А как показывают опросы, проведенные университетом Мэриленда в ноябре 2017 г., 59% американцев предпочли бы, чтобы президент не занимал чью-либо сторону в израильско-палестинском конфликте, причем 57%, включая большинство республиканцев, полагают, что он тяготеет к Израилю. Опрос, проведенный специалистами Брукингса, свидетельствует, как сообщает Тельхами, что целых 63% опрошенных выступают против переноса американского посольства в Израиле в Иерусалим, в том числе 44% республиканцев. Даже среди опрошенных, представляющих главную опору Трампа в американском обществе — евангельских христиан, поддерживает перенос посольства незначительное большинство — 53%, против — целых 40%.

Или же он хочет ублажить основную базу поддержки Трампа в США — евангельских христиан? Но там, как мы видели, не все так однозначно. Тем не менее, Нетаньяху делает ставку на этот сегмент американского общества. Он уверен, как утверждает Саймон, что либеральных евреев в следующем поколении американцев или после него уже не будет, и евангельские христиане вместе с ортодоксальными евреями поставить надежный заслон американскому давлению на Израиль.

 

А, может быть, Трамп просто желает в очередной эпатировать все международное сообщество, заставив его считаться с любыми своими решениями, даже самыми сумасбродными?

Если Нетаньяху надеется на то, что общая заинтересованность Израиля и Саудовского королевства в сдерживании Ирана заставит короля Сальмана и наследного принца Мухаммада смириться с потерей всех надежд на сохранение контроля мусульман хотя бы над частью третьего по значению священного для них города после Мекки и Медины, то он явно ошибается. И в Израиле, и особенно в США вообще всегда недооценивали центральность вопроса об Иерусалиме для мусульман. Конечно, правители Саудовской Аравии сегодня рассматривают Иран как бóльшую проблему для себя и для региона, нежели израильско-палестинский конфликт. Однако не будем забывать, что саудовский монарх носит титул «Хранителя двух святынь» (Мекки и Медины). Согласиться с потерей третьей святыни означает потерять лицо перед почти полуторамиллиардным населением исламского мира. Да и с точки зрения обеспечения прочности своего режима тоже небезопасно. Как считает известный эксперт по Ближнему Востоку, работающий в Сингапуре Джеймс Дорси, саудовская поддержка решения Трампа означала бы, что выпущенный из бутылки джинн повернулся бы против королевства и его правящего семейства.

Думается, что происходящие в регионе события создают окно возможностей для России, которой в этих условиях необходимо вновь подчеркнуть свое взвешенное, уважительное отношение ко всем партнерам на Ближнем Востоке и свои уникальные возможности быть посредником в конфликтных ситуациях.

Говорят, что совершившему «двойной тулуп» современному фигуристу не стоит большого труда приземлиться. Удастся ли сделать это американскому президенту?

Статья опубликована в РСМД: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/dvoynoy-tulup-trampa/

Фото: REUTERS/Goran Tomasevic

Опубликовано в Трибуна

Я думаю, что все восприняли c большим удивлением и недоумением столь резкий шаг со стороны американского президента потому, что, несмотря на его предвыборные обещания, никто всё-таки не думал, что они воплотятся в действительность так быстро. Тем более, что с точки зрения ситуации на Ближнем Востоке, казалось бы, не существовало никаких обстоятельств, которые бы заставляли его действовать столь быстро и столь неожиданно. Мне кажется, что уже сейчас очевидно, что последствия этого шага могут быть очень серьезными. Я даже не буду подробно говорить о том, что заявил Эрдоган, который сказал, что разорвет отношения с Израилем. Его позиция понятна, он будет сейчас стремится максимально использовать эту ситуацию для того, чтобы укрепить свою роль в мусульманском мире с учетом тех сложностей, с которыми он сталкивается у себя дома. Но вопрос, мне кажется, на самом деле заключается не только в том, кто будет сейчас использовать то, что произошло, в своих интересах. Мне кажется, что проблема в том, что заявление Трампа разрушает те хрупкие альянсы, которые сейчас наметились на Ближнем Востоке. Я имею в виду определенное сближение между Израилем и государствами Персидского залива, которое происходит на антииранской базе. Мы все это знаем, это само по себе не говорит о прочности такой условной нормализации, но, тем не менее, это происходит. В сложившейся ситуации неизбежный взрыв эмоций на арабской улице заставит элиты действовать соответствующим образом. То есть какой-то намек на стабилизацию отношений между Израилем и суннитскими монархиями может быть сейчас очень быстро подорван. Во-вторых, мы можем прогнозировать и рост антиизраильских настроений в целом, и рост антиамериканских настроений. Хотя многие наблюдатели говорят, о том что всё-таки Трамп выберет такой мягкий вариант, будет признавать только Западный Иерусалим столицей Израиля, в действительности такие детали ни для кого на Ближнем Востоке не важны. Слышат только две вещи: «Иерусалим», «столица Израиля». Вот эти вещи будут играть сейчас против любой стабилизации ситуации. Я думаю, что то, что случилось, к сожалению, отражает незнание американским президентом того, что происходит на Ближнем Востоке, просто отсутствие профессионализма со стороны команды, которая с ним работает, и невозможность предсказать последствия его шага, которые на самом деле могут быть достаточно серьезными. 

 

Фото: Renewer/Fotolia

 

 

Опубликовано в Комментарии

Трамп находится у власти уже год, и за это время его ближневосточная политика подвергается очень сильной критике как со стороны дипломатов, бывших и нынешних, так и экспертов-ближневосточников и политологов. Высказывается даже мнение о том, что Трамп, к сожалению, прислушивается больше к мнению своих родственников, поэтому н понятно, где кончается Белый дом и начинается семья Трампа. Он больше прислушивается к мнению неквалифицированных людей по Ближнему Востоку, чем к мнению имеющих опыт дипломатов. Тем более, что ситуация в государственном департаменте пока остается довольно подвижной. Несмотря на то, что прошел год, многие должности остаются незанятыми, и сам Тиллерсон предпочитает проводить более или менее авторитарный курс, не прислушиваясь к мнению ближневосточных специалистов. При этом между Тиллерсоном и Трампом имеются определенные расхождения по позиции по Ближнему Востоку, которые известны и преданы гласности.

Что касается именно этого решения, пока можно сказать, что логики в нем никакой нет. Даже с точки зрения его выгоды для национальных интересов США в регионе. Высказывается также мнение о том, что многие советники, к которым обращался Трамп, создали у него впечатление, что сейчас ситуация в арабском мире изменилась настолько, что арабские государства уже не обращают внимания на палестинскую проблему, что его решение либо о переносе посольства в Иерусалим, либо о признании Иерусалим столицей Израиля, не вызовет какой-либо бурной реакции в арабском мире. Ну походят, пошумят, но не так, как это было в 50х и 60х годах. Вот, видимо, это и толкнуло Трампа на то, чтобы принять такое решение. Но логики в нем никакой нет, и реакция арабских стран, даже Саудовской Аравии, которая сейчас установила особые отношения с Израилем, и Ирака, и Египта, реакция таких европейских стран, как Франция, вполне естественно отрицательная, и это осложнит решение многих сопутствующих региональных вопросов. Не только в палестино-израильском измерении, но также значительно затруднит для Трампа проведение его политики и в отношении Европы, и в отношении исламского мира в целом.

 

Фото: Mandel Ngan/AFP

Опубликовано в Комментарии

Интервью вице-президента Клуба Николая Сухова в передаче "Международное обозрение" 19 мая 2017 года о ближневосточной политике Дональда Трампа.

 

Опубликовано в Интервью

Главный научный сотрудник Института востоковедения РАН, сооснователь IMESClub, Ирина Звягельская об отношениях США и Израиля конференции по Сирии в Астане и перспективах сотрудничества России и США на сирийском направлении при Дональде Трампе в беседе с Артемом Кобзевым (lenta.ru)

 

 

Опубликовано в Интервью